raider_zahvat (raider_zahvat) wrote,
raider_zahvat
raider_zahvat

НЕЗАКОННОЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

2 августа 2013 г. следователем Солнечногорского ОВД Рощиным П.Н. дело в очередной раз было прекращено. Хотя уголовное дело в настоящее время возобновлено, рассмотрим доводы следователя для прекращения дела, так как они многократно уже использовались ранее.

Для прекращения дела следователем использованы следующие шесть доводов.

{C}1.      Заключение Федеральной Службы РФ по финансовому оздоровлению и банкротству о наличии в действиях руководства Предприятия признаков преднамеренного банкротства не принимается во внимание, так как оно основано на ст.11 методических рекомендаций № 33-р от 08.10.99 той же Службы, в которых определение преднамеренного банкротства не соответствует его определению согласно ст. 196 УК (Преднамеренное банкротство).

{C}2.      Сделка по передаче имущества Предприятия в ООО «Сворг» не является крупной, так как за весь 1998 г. стоимость всех активов Предприятия уменьшилась только лишь на 39%, соответственно, проведение общего собрания акционеров не являлось обязательным.

{C}3.      Установить фактическое местонахождение и допросить учредителей и руководителей ЗАО «Вексельный центр «ЭНЕРГО-ГАЗ» и ООО «Сонтек», а также произвести изъятие документации деятельности данных обществ, не представляется возможным.

{C}4.      Решением Арбитражного суда Московской области от 27.07.00 по делу о банкротстве Предприятия, конкурсным управляющим (Дюрягиным В.В.) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства не выявлено.

{C}5.      Сделки, заключенные руководством  Предприятия не были никем оспорены.

{C}6.      Не подтверждается наличие у какого-либо из членов совета директоров или ген.директоров прямого умысла, направленного на банкротство предприятия.

Позиция следователя

Заключение Федеральной Службы РФ по финансовому оздоровлению и банкротству о наличии в действиях руководства Предприятия признаков преднамеренного банкротства нельзя принимать во внимание, так как оно основано на ст.11 методических рекомендаций № 33-р от 08.10.99 той же Службы, в которой определение преднамеренного банкротства не соответствует его определению согласно ст. 196 УК (Преднамеренное банкротство).

В постановлении следователь сравнивает два определения преднамеренного банкротства согласно  ст.11 методических рекомендаций и согласно ст. 196 УК РФ.

{C}·       Согласно ст.11 методических рекомендаций признаками преднамеренного банкротства являются действия руководителя должника, вызвавшие неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам.

{C}·       Согласно ст. 196 УК РФ преднамеренным банкротством является умышленное создание и увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, в личных интересах или интересах иных лиц, причинивший тяжкий ущерб или тяжкие последствия.

На основании несовпадения двух определений следователь делает вывод о том, что признаки ст.11 методических рекомендаций не раскрывают понятие преднамеренного банкротства, предусмотренные ст. 196 УК РФ, и не позволяют квалифицировать действия лиц на предмет наличия или отсутствия в них состава преступления.

Фактическая ситуация

Позиция следователя необоснованна и не соответствует действительности, т.к следователем не учтена ст.10 тех же методических рекомендаций № 33-р от 08.10.99, согласно которой:

«Определение    признаков    преднамеренного    банкротства    производится  при  наличии  оснований  предполагать    неправомерные   действия   лиц,   которые   имеют   право   давать    обязательные для должника указания  либо  имеют  возможность  иным    образом определять его действия».

Очевидно, что умышленное создание и увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем согласно ст. 196 УК РФ можно квалифицировать как неправомерные действия лица, которое имеет право давать обязательные для должника указания согласно смыслу ст.10 методических рекомендаций. Следовательно, никаких противоречий между ст.196 УК РФ и методическими рекомендациями № 33-р от 08.10.99 нет.

Сама ситуация, когда заключение специализированной государственной службы о наличии признаков преднамеренного банкротства, по сути, не принимается следователем без внятных объяснений, может свидетельствовать о возможной мотивации следователя незаконно прекратить уголовное дело.

Позиция следователя

Сделка по передаче имущества Предприятия в ООО «Сворг» не является крупной, так как за весь 1998 г. стоимость всех активов Предприятия уменьшилась только лишь на 39%, соответственно, проведение общего собрания акционеров не являлось обязательным.

Фактическая ситуация

Данный подход к оценке крупной сделки полностью противоречит законодательству.

По сути, следователем «изобретено» новое определение крупной сделки, которое не содержится в Федеральном Законе «Об акционерных обществах», логически противоречит Федеральному Закону « О бухгалтерском учете» и Положению по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ.

При этом, следователем, полностью проигнорировано уже упомянутое заключение Федеральной Службы РФ по финансовому оздоровлению и банкротству от 13.12.03, в которой констатировано, что принятие решения Советом директоров по данной сделке является нарушением Закона «Об акционерных обществах», согласно которому данное решение должно быть принято общим собранием акционеров.

Согласно Заключению данный вывод основан на следующих доводах:

«В соответствии со справкой от 18.03.99, подписанной ген.директором и гл.бухгалтером ЗАО «Истро-Сенежское ППО», балансовая стоимость активов по состоянию на 01.10.98 составляла 305 232 тыс.руб. Оценочная стоимость отчуждаемого имущества определена в размере 32 598 тыс.руб. и составляла 10,7% от стоимости активов. В то же время, по балансам от 01.10.98 и 01.01.99 стоимость основных средств по остаточной стоимости составляла 204 569 тыс.руб. и 42 342 тыс.руб., то есть было отчуждено имущество стоимостью 162 227 тыс.руб. или 79%.».

Бухгалтерские балансы, на которых основаны выводы Федеральной Службы РФ по финансовому оздоровлению и банкротству имеются в материалах уголовного дела, соответственно, выводы Федеральной Службы носят проверяемый характер.

Согласно п.1 ст.78 Закона «Об акционерных обществах», крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением или отчуждением либо возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества, стоимость которого составляет более 25 процентов балансовой стоимости активов общества на дату принятия решения о заключении таких сделок, за исключением сделок, совершаемых в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности;

Согласно п.3 ст.79 Закона «Об акционерных обществах, решение о совершении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет свыше 50 процентов балансовой стоимости активов общества на дату принятия решения о совершении такой сделки, принимается общим собранием акционеров большинством в три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, присутствующих на собрании.

Следовательно, проведение собрания акционеров при отчуждении имущества балансовой стоимостью более 79% является крупной сделкой, в отношении которой проведение общего собрания акционеров являлось обязательным. Использование какой-либо еще стоимости, кроме балансовой при определении крупной сделки, не предусмотрено действующим законодательством.

Согласно Закону «О бухгалтерском учете» и Положению по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, Финансовые вложения принимаются к учету в сумме фактических затрат для инвестора. Из этого следует, что вклады в уставной капитал других обществ никогда не приводят к уменьшению валюты баланса, т.к. фактические выбывшие активы замещаются в бухгалтерском учете финансовыми вложениями (вкладом в уставной капитал), стоимость которых точно равна стоимости выбывшего имущества.

Таким образом, попытка следователя, игнорируя заключение Федеральной Службы по финансовому оздоровлению и банкротству определить наличие или отсутствие крупной сделки самостоятельно по «авторской» методике через уменьшение валюты баланса является юридическим и бухгалтерским нонсенсом и свидетельствуют, как минимум, о его профессиональной некомпетентности в вопросах бухгалтерского учета и корпоративного права.

Позиция следователя

Установить фактическое местонахождение и допросить учредителей и руководителей ЗАО «Вексельный центр «ЭНЕРГО-ГАЗ» и ООО «Сонтек», а также произвести изъятие документации деятельности данных обществ, не представляется возможным.

Имеющихся в уголовном деле материалов достаточно для заключения о заведомой неликвидности векселей указанных компаний.

ЗАО «Вексельный центр «ЭНЕРГО-ГАЗ» зарегистрировано 30.12.96, основной вид деятельности – маркетинговые исследования.

В уголовном деле имеются «пустые» балансы данной компании, из которых следует, что других операций, кроме  операции по формированию уставного капитала и получения займа в размере 68 тыс.руб., у указанной компании не было. 

Согласно письму налоговой инспекции, последний раз компания представила бухгалтерскую отчетность за 9 месяцев 1998 г., после чего, перед налоговой инспекцией не отчитывалась. Следовательно, данная компания в течение одного года и 9 месяцев сдавала «пустые балансы» в налоговую инспекцию, после чего, перестала отчитываться вообще.

Согласно данным открытых источников, векселя данной компании широко использовались в мошеннических схемах на территории Российской Федерации. Таким образом, имеющихся материалов достаточно для заключения, что ЗАО «Вексельный центр «ЭНЕРГО-ГАЗ» являлась компанией-однодневкой, а ее векселя заведомо неликвидными.

Подтверждением данного вывода является также тот факт, что впоследствии, согласно материалам уголовного дела векселя ЗАО «Вексельный центр «ЭНЕРГО-ГАЗ» были выкуплены за 0,3% от номинала и затем уничтожены представителями ООО «Мясной продукт», владельцем которой является Бальзамова Т.И.

12 апреля 1999 г. 100% доля в дочерней компании Предприятия ЗАО «Агрофирма Истринская» была продана 6 физическим лицам за векселя ООО «Сонтек» (какие-либо идентифицирующие признаки данной компании (кроме названия) в договорах отсутствуют). По утверждениям участников сделки, данный ООО «Сонтек» был зарегистрирован «где-то в Алтайском крае». Согласно базе данных «СПАРК» никакого ООО «Сонтек» никогда в Алтайском крае не существовало.

Ситуация, когда действующая компания (ЗАО «Агрофирма Истринская») была продана за векселя не то что неизвестной, а просто неидентифицируемой компании, расположенной ««где-то в Алтайском крае» не соответствует нормальной практике ведения сделок и противоречит любой коммерческой логике, и, свидетельствует о фиктивном характере самой сделки.

Подтверждением данного вывода является также тот факт, что впоследствии, согласно материалам уголовного дела, векселя ООО «Сонтек» были выкуплены за 0,3% от номинала и затем также уничтожены представителями ООО «Мясной продукт», владельцем которой является Бальзамова Т.И.

Позиция следователя

Решением Арбитражного суда Московской области от 27.07.00 по делу о банкротстве Предприятия, конкурсным управляющим (Дюрягиным В.В.) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства не выявлено.

Фактическая ситуация

Следователем просто проигнорировано более позднее решение Арбитражного суда Московской области в отношении Дюрягина В.В., а также заявления других конкурсных управляющих.

10 декабря 2001 г. Федеральный орган по финансовому оздоровлению и банкротству провел проверку деятельности конкурсного управляющего Предприятия Дюрягина В.В.(назначен по заявлению «дружественной» Бальзамовой Т.И. ООО «Бенфин») и выявил допущенные им многочисленные нарушения Закона «О несостоятельности (банкротстве)», что нанесло убытки предприятию и кредиторам в размере не менее 727 тыс.руб.

В связи с чем, 5 марта 2002 г. Дюрягин В.В. был отстранен от исполнения обязанностей конкурсного управляющего Арбитражным судом Московской области за грубые нарушения законодательства, допущенные конкурсным управляющим и причинение существенных убытков кредиторам.

Более того, в материалах уголовного дела содержатся утверждения самого Дюрягина В.В., что  финансовое положение Предприятия ухудшилось вследствие передачи имущества в уставной капитал других организаций в 4 квартале 1998 г.

Таким образом, следователь опирается на слова конкурсного управляющего, которым причинены существенные убытки кредиторам, при этом следователем игнорируется выводы Федеральной Службы по финансовому оздоровлению и банкротству о наличии признаков преднамеренного банкротства Предприятия.

Позиция следователя

Сделки, заключенные руководством  Предприятия не были никем оспорены.

Фактическая ситуация

Опровергается материалами дела.

Мировое соглашение, подписанное между Васильчиковым А.С. и  Бальзамовой Т.И. о признании инвестиционного договора недействительным было, как раз, оспорено и отменено Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда от 17 апреля 2002 г.

Также, в уголовном деле присутствуют заявления конкурсных управляющих Предприятия (были назначены после Дюрягина В.В.) Копцева В.А. и Колесникова К.В., об оспаривании ранее совершенных сделок по выводу активов с Предприятия.

Позиция следователя

Ничем не подтверждается наличие у какого-либо из членов совета директоров или ген.директоров прямого умысла, направленного на банкротство предприятия.

Фактическая ситуация

Опровергается материалами дела.

В материалах дела имеются свидетельские показания ген.директора одного из компаний-кредиторов Предприятия о том, что Бальзамова Т.И. обращалась к нему лично с просьбой помочь обанкротить ЗАО «Истро-Сенежское ППО». Данные свидетельские показания  были попросту проигнорированы следователем.

Более того, просто изучая краткую хронологию банкротства Предприятия, невозможно представить, что события происходили «случайным образом, без заведомого намерения обанкротить Предприятие.

{C}·       Для банкротства Предприятия мировым соглашением, подписанным Бальзамовой и Васильчиковым, создается «искусственная» задолженность, наличие которой позже опровергается Президиумом Высшего Арбитражного Суда.

{C}·       Реальные активы Предприятия продаются родственником Бальзамовой Т.И. Васильчиковым А.С. за векселя никому не известных компаний (по сути, за фантики).

{C}·       Заявителем на банкротство в суде выступает компания, совладельцем которой являлся муж Бальзамовой Т.И. (ООО «Бенфин»);

{C}·       В процессе банкротства Предприятия указанные векселя продаются за 0,3% от номинальной стоимости и уничтожаются представителями подконтрольной Бальзамовой Т.И. компанией ООО «Мясной продукт».

{C}·       Собственником имущества Предприятия и арендатором его земельного участка прямо или опосредованно становится Бальзамова Т.И.

Изложенные факты, очевидно, свидетельствуют о наличии и реализации плана рейдерского захвата земель и имущества Предприятия, а не являются случайными событиями, совершаемыми лицами, не сознающими, что в результате их действий может наступить банкротство, как утверждает в своем Постановлении следователь РощинП.Н.

Таким образом, в Постановлении следователя Рощина П.Н. от 02.08.13 не содержится никаких  оснований для прекращения уголовного дела, создается впечатление, что данный следователь (как и его предыдущие коллеги) ознакомился с материалами дела в объемах достаточных, исключительно для его прекращения, не готов провести тщательное расследование даже на основе уже имеющихся в деле документов.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments